FAIL (the browser should render some flash content, not this).

Христианский обряд

 По учению церкви: православие


Вера Христова заставляет с почтением смотреть на человека-христианина и тогда, когда он лежит бездыханен и мертв… Тело христианина освящено приобщение Божественного тела и Крови Христа-Спасителя. Впоследствии оно снова оживет и облечется нетлением и бессмертием. Поэтому Православная Церковь не оставляет чадо свое без материнского попечения и тогда, когда оно перешло из этого мира в далекую и неведомую страну вечности.

Трогательные обряды, совершаемые над гробом христианина, имеют глубокий смысл. Они основаны на внушениях святой веры, ведут свое начало от апостолов и первых христиан.

Тело усопшего тотчас после смерти омывают. Омовение происходит в знак духовной чистоты и непорочности жизни умершего, а также чтобы он в чистоте предстал перед лицом Бога по воскресении.

Омывать тело нужно теплой водою, но не горячею, что бы не распарить его. Когда омывают тело, читают «Трисвятое»: «Святой Боже, Святый Крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас», или «Господи помилуй». В доме зажигается лампада или свеча, которые горят до тех пор, пока в доме находится покойник. 

После омовения одевают в  одежду.  Однажды одеваются сообразно званию или служению человека. Они изображают, что по воскресении человек должен дать отчет Богу, как он исполнил долг в том, к чему был призван.

Если вдруг на человеке не было креста, то обязательно надевают крест.

Руки и ноги усопшего связывают. Развязывают их в церкви, похоронном зале или на кладбище перед погребением. Веревочки кладут в гроб. Руки складываю так что бы правая была сверху. В левую руку усопшего полагают икону (или крест), для мужчин – образ Спасителя, для женьшин образ Божией Матери. А можно так: в левую руку – крест, а на грудь – усопшего образ. Это делается в знак того, усопший веровал в Христа и передал Ему душу, а теперь переходит к блаженному лицезрению Его со Святыми.

Когда наступит время полагать усопшего в гроб, тогда кропят святою водою умершего и ковчег его (гроб) извне и изнутри. Можно окадить и ладаном, затем тело переносят в гроб.

На чело (лоб) умершего кладут венчик и сопроводительную молитву. Некоторые люди покупают его для себя заранее.

Умерший христианин украшается венчиком как борец, с честью оставивший поле подвига, как воин, одержавший победу. На венчике находится изображение Господа Исуса Христа, Пречистой Богоматери и св. Иоанна Предтечи с надписью «Трисвятое». Этим показывается, что окончивший свое земное течение надеется за свои подвиги получить венец только по милосердию Триединого Бога и ходатайству Божией Матери и Предтечи.

Под плечи и голову усопшего кладут подушку. Тело покрывают простыней, покрывалом.

Гроб обыкновенно ставят посреди комнаты перед домашинми иконами (в переднем углу), обращая лицо умершего к выходу.

Вокруг гроба зажигают свечи (по четырем сторонам гроба, или хотя бы одну) в знак того, что умерший перешел в область света – в лучшую загробную жизнь.

Как молится о человеке в первые дни после его смерти? Когда тело усопшего омоют, оденут, то сразу же начинают читать канон, называемый «Последование по исходе души от тела». Если человек умер не дома и тела его дома нет, то в день его смерти все равно читают этот канон.

Читать канон следует с предначинательных молитв, затем 90 псалом, далее – по порядку.

«Последование» разделяется на 9 песен. Перед Тропарями (начинающимися с красной строки) читается стих (припев): «Покой, господи, душу усопшего раба твоего (усопшей рабы Твоей)» с прибавлением полного имени усопшего (усопшей).

Канон читается «за единоумершаго», то есть только что умершего человека. Поэтому не следует, читая припев «Покой, Господи, душу усопшего раба Твоего (имя покойного), произносить еще и имена или недавно умерших знакомых, или родителей, родственников и т.д. Канон читается только за него одного.

В конце «Последования» находится особенное молитвенное обращение к Богу с произношением самого имени покойного: «Помяни, Господи, Боже наш, в вере и надежде живота вечнаго преставившегося раба Твоего, брата нашего (имя) …». После этой молитвы читают: «Вечная память рабу Твоему (рабе Твоей), (имя), Господи».

«Последование» читается от имени усопшего с той целью, чтобы милосердие Божие по молитве нашей за умершего облегчило душе его горечь разлуки от расставания с телом и первый момент пребывания души вне тела. <…>

Затем в течении трех дней над умершим читается Псалтирь.

Псалтирь начинают читать с прошения: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.» Далее читаются предначинательные молитвы и те, которые предваряют псалмы.

Псалтирь разделена на 20 больших частей – кафизм. Перед каждой кафизмой повторяется трижды призыв поклониться Богу: «Придите, поклонимся Цареви нашему Богу

Придите поклонимся и припадем Самому Христу Цареви и Богу нашему».

После этого призыва читаются кафизмы. По окончании нескольких псалмов, отделяемых словом «Слава», трижды говорится: «Аллилуйя! (трижды) Слава Тебе, Боже!» и повторяется молитвенное прошение за усопшего из «Последования»: «Помяни, Господи Боже наш, в вере и надежди…» После этой молитвы продолжается чтение псалмов.

В каждой кафизме три «Славы», следовательно, трижды во время чтения кафизмы следует обращение к Богу с особым прошением (молитвой) о помиловании усопшего.

Псалтирь читается непрерывно (днем и ночью) над гробом христианина во все то время, доколе умерший останется непогребенным.

Так как у ближних родственников усопшего в первые три дня бывает много забот по организации похорон, то читать Псалтирь приглашают кого-нибудь из друзей, знакомых. Совершать чтение Псалтири по усопшему может всякий благочестивый мирянин.

Не без причины и не без цели Церковь с древнейших времен положила читать на гробом умершего книгу псалмов, а не другую книгу Священного Писания. Псалтирь воспроизводит все многообразные движения нашей души, так живо сочувствует и нашей радости и нашей скорби, так много проливает утешения и ободрения в наше скорбящее сердце.

За час или полтора часа перед выносом гроба из дома над телом умершего еще раз читается «Последование по исходе души от тела».

Гроб выносят из дома, обращая лицо умершего в выходу. При выносе тела провожающие поют песнь в честь Святой Троицы: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас», в ознаменование того что при жизни умерший исповедовал Живоначальную Троицу…

При церковном отпевании гроб с телом умершего ставят посреди храма лицом к алтарю и по четырем сторонам гроба зажигают светильника (свечи). Присутствующие держат свечи в левой руке, зажигая от лампады или пригробных свечей.

По учению Церкви, душа человека на третий день после смерти проходит страшные мытарства в то время, когда тело лежит бездыханно и мертво. В то время душа усопшего имеет великую нужду в помощи Церкви. Что бы облегчить душе переход в другую жизнь, над гробом православного читается канон и Псалтирь, а в церкви совершается чин отпевания.

Служба отпевания состоит из песнопений, в которых кратко изображается вся судьба человека. За преступление заповеди он снова обращается в землю, из которой взят: «Сам Ты творец и Созидатель человека, един бессмертен; а мы все земные, из земли созданы и в ту же землю возвратимся, как повелел Ты, создатель: «Ты – земля и в землю возвращаешься». Туда-то все мы, земнородные, и пойдем, с надгробными рыданиями возглашая песнь: аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя».

«Со Святыми упокой, Христе, душу раба твоего, где нет болезни, скорбей и страданий, но жизнь вечно блаженная».

Что бы не оставить в страждущем сердце места для печали и ни одного облака сомнения, могущего родиться в душе при виде разрушения прекраснейшего из творений Божьих (человека), св. апостол Павел возвышает свой утешительный глас, приносит мысль нашу за пределы гроба и раскрывает перед нами дивные тайны будущего славного преображения тела человека. Наконец, Сам Иисус Христос, устами священника, утешает и обнадеживает нас, проливает отраду и радость в сердце, растерзанное горем и печалью: читается заупокойное Евангелие от Иоанна.

По прочтении Апостола и Евангелия священник читает разрешительную молитву. Этою молитвою разрешаются бывшие на умершем запрещения и грехи, в которых он покаялся (или которые при покаянии не смог вспомнить), и умерший в миром опускается в загробную жизнь. Текст этой молитвы тут же вкладывается в правую руку умершего его родными и близкими.

Последнее целование, или прощание с умершим, совершается при пении трогательных стихир (молитв): «Братья! Придите – отдадим последний поцелуй умершему, благодаря Бога. Вот он оставил родных своих и спешит в могилу. Теперь у него уже нет забот о суете земной и о требовании плоти многострастной. Где теперь родные и друзья? Вот – разлучаемся… О, помолимся господу чтобы Он упокоил его.»

Родные и близкие усопшего обходят гроб с телом, с поклоном просят прощения за невольные обиды, в последний раз целуют умершего (венчик на его голове или икону, находящуюся на груди). После этого тело целиком закрывают простыней, и священник крестообразно посыпает его землей (или чистым речным песком) со словами: «Господня земля и исполнение ея вселенная и вси живущии на ней».

Гроб закрывают крышкой, после чего уже не открывают.

При выносе гроба с телом из храма поется «Трисвятое». Лицо умершего обращают к выходу.

Часто случается так, что церковь находится далеко от дома усопшего, тогда по нему совершается заочное отпевание. Родственники умершего заказывают его в церкви. После чина отпевания родственникам дается венчик, разрешительная молитва и земля (или песок) с панихидного стола. Дома умершему в правую руку вкладывают разрешительную молитву, на чело полагают бумажный венчик, а после прощания с ним, на кладбище, тело его, закрытое с ног до головы простыней, как и в церкви, крестообразно (от головы к ногам, с правого плеча на левое, чтобы получился правильный крест) посыпают песком или землей.

В могиле усопшего полагают лицом к востоку, с той же мыслью, с какой мы молимся на восток, - в ожидании наступления утра вечности, или второго пришествия Христова, и в знак того, что умерший идет от запада жизни к востоку вечности.

При опускании гроба с телом в могилу вновь поется «Трисвятое». Провожающие умершего в последний путь перед закрытием могилы бросают в нее по комку земли. Таким образом усопшего предают земле в знак покорности Божественному определению: «Земля еси – и в землю отышедщи».

Крест – символ спасение – возвышается над могилою всякого христианина (он становится в ногах). Умерший веровал в Распятого на кресте и покоится сном смерти под сенью креста. Крест ставится восьмиконечный, из любого материала, но обязательно правильной формы.

Погребальные обряды.

Со времен пастушеского быта и вплоть до принятия христианства наиболее распространенной формой погребения было курганное. Хороня ум:ерших, славяне клали с мужчиной оружие, конскую упряжь, забитых коней, собак, с женщиной — серпы, сосуды, зерно, забитую скотину и домашнюю птицу. Тела умерших возлагали на костер, веря, что с пламенем их души попадут сразу в небесный мир. В случае если хоронили знатного человека, вместе с ним убивали несколько его слуг, причем только единоверцев — славян, а не иноземцев, и одну из его жен — ту, которая добровольно соглашалась сопровождать мужа в загробный мир. Готовясь к смерти, она наряжалась в лучшие одежды, пировала и веселилась, радуясь будущей счастливой жизни в небесном мире. Во время погребальной церемонии женщину подносили к воротам, за которыми на дровах лежало тело ее мужа, поднимали над ними, и она восклицала, что видит своих умерших родичей и велит поскорее вести ее к ним.
Похороны завершались стравой — пиром-поминками и тризной — воинскими состязаниями. И то и другое символизировало расцвет жизни, противопоставляло живых умершим. Обычай обильного угощения на поминках дожил до наших дней.

Погребальные обряды различных групп славян в разное время были различными. Считается, что предки славян были носителями культуры «полей погребальных урн» (II тысячелетие до н.э.), то есть усопших они сжигали, а прах помещали в глиняный сосуд и закапывали в неглубокую яму, обозначая могилу холмиком. В последующем обряд кремации преобладал, но менялась форма погребений: волотовки (круглые курганы-сопки с деревянной оградкой) - у словен, длинные родовые курганы - у кривичей, кремация в ладье и курганная насыпь - у русов.

Русская летопись очень коротко описывает погребальный обряд северян, кривичей, радимичей и вятичей:

И если кто умирал, то устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду, и возлагали на эту колоду мертвеца, и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах по дорогам, как делают и теперь еще вятичи.

Описаный обряд фиксируется у вятичей и некоторых балтийских славян - археологи отмечают отсутствие погребений, подозревая «разбрасывание» праха, но этнографические данные и некоторые письменные источники говорят о домовинах («театрах смерти») - погребальные постройки на развилках дорог, где хранились урны с прахом. Внешне они иногда напоминают «избушку на курьих ножках» Бабы Яги русских сказок, а сама Баба Яга рассматривается иногда как жрица, осуществлявшая кремацию. К XIII веку вятичи стали сооружать курганы.

«Крада» (клада, колода) - это погребальный костер. Принято различать «тризну» (праздник на могиле и воинские игры) и «страву» (поминальный пир). Княгиня Ольга так описывает тризну в обращении к древлянам: «Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже». Ибн Фадлан описывает старуху и её дочерей, которая руководила похоронами у русов, убивала жертвенных животных и наложницу, он называет её «ангелом смерти». Упоминаются также погребальные идолы («бдын»), устанавливаемые над могилой. Они изображали усопшего и имели надпись, содержащую его имя и имя князя.

В мифологии с погребальным обрядом были связаны божества ветра (Стрибог, Вий) и солнца. Ветер раздувал костер, а солнце доставляло души усопших в мир теней, поэтому особое значение придавалось времени погребения (восход солнца, закат или ночь) и ориентации могилы при трупоположении. С погребением были связаны такие животные как петух, лошадь, собака. Сборщиком тел погребенных являлся змей. В «Слове о полку Игореве» упоминаются Карна и Жля (Желя), которые готовят погребение погибших воинов, их имена реконструируют из слов «корить» и «жалеть» («жальник» - погребальный курган). В «Слове святого Дионисия о жалеющих» сказано о поведении при погребении:

«Есть ли отшедшим отселе душам тамо какая польза от жаления? Дьявол жалению учит и иным бо творит резятися по мертвых, а иных в воде топитися нудит и давитися учит».

Упоминаются также белые траурные одежды женщин и обряд резать лица и рвать на себе волосы.

Подробно обряды погребения у русов и славян описывают арабские авторы Ибн Русте и Ибн Фадлан. Описывается и обряд ингумации (телоположения), который косвенно упоминается в «Повести временных лет» и легендах по отношению к князьям и разного рода почитаемым персонажам. Захоронения по типу ингумации характерны для ритуальных погребений. Из разных источников реконструируется и обряд оставления останков на чистом воздухе. Он применялся к ведьмам, волхвам и рабам. Тело либо вешали, либо разрубали и бросали на съедение собакам («в пса место»).         
Желя - вестница мертвых, богиня скорби и жалости, похоронного плача, провожающая на погребальный костер. Сестра Карины. Дочь Мары и Кощея. 
Треба: поминальные милодары. 
Известна из «Слова о полку Игореве»: «за ним кликну Карна и Жля, поскочи по Русской земли» (в первом издании памятника, в более ранней рукописной копии, - слитное написание: Карнаижля). Сходное обозначение обрядов «желенья и каранья» (в обратном порядке) встречается в перечислении различных языческих обрядов в списке 17 в. древнерусского «Слова некоего кристолюбца...». По-видимому, Карна образовано от глагола карити (ср. др.-рус. «карить по своей сестре» в смысле «оплакивать»); Желя - древнерусское обозначение плача.

Карина - славянская -  богиня плакальщица, сопровождает погребальные обряды, витает над полями сражений, тоскуют в местах  упокоения усопших вместе с Желей, своей сестрой.  
Известна из «Слова о полку Игореве»: «за ним кликну Карна и Жля, поскочи по Русской земли» (в первом издании памятника, в более ранней рукописной копии, - слитное написание: Карнаижля). Сходное обозначение обрядов «желенья и каранья» (в обратном порядке) встречается в перечислении различных языческих обрядов в списке 17 в. древнерусского «Слова некоего кристолюбца...». По-видимому, Карна образовано от глагола карити (ср. др.-рус. «карить по своей сестре» в смысле «оплакивать»); Желя - древнерусское обозначение плача.